. . . . .

В гостях у Страны FM Пётр Налич и Сергей Бидный

 

В прошлый вторник (13 сентября) Петр Налич и директор театра «Недослов» Сергей Бидный побывали в эфире теле-радио канала Страна FM, где представили совместную работу: клип на песню «Крылья».
Беседу с ними вела Александра Хайрулина.

Александра Хайрулина: Я очень рада представить вам моих сегодняшних гостей! Начнем, конечно с первого гостя: музыкант, автор и исполнитель, оперный певец Петр Налич. Прошу любить и жаловать, пожалуйста!
Петр Налич: Добрый день!
А. Х. : И директор театра неслышащих актеров «Недослов» — Сергей Бидный! Сереж, добрый день!
Сергей Бидный: Здравствуйте!
А. Х. : Конечно, визит Петра и Сергея, в первую очередь, связан с их совместной работой. Клип на песню «Крылья» не так давно появился в эфире теле-радио канала «Страна FM». Многие из вас уже видели его! Те, кто не видел, скажу сразу – оставайтесь рядышком со своими телеэкранами — в ближайшее время посмотрите его. Ну, а сейчас мы поговорим о том, как это все зарождалось, как появился этот замечательный проект. И первый вопрос, который хочу задать вам – Петр, Сергей, а вы когда познакомились?
П. Н. : Года 3 назад?
С. Б. : Нет, для Петра сейчас будет сюрприз! Мы первый раз познакомились в 2006-м году, когда я был креативным директором одного event-агентства. Петр выступал у нас на корпоративе рядом с яхт-клубом «Адмирал».
П. Н. : Это не 2006-й, это позже было.
С. Б. : Ну 7-ой.
П. Н. : 7-ой – 8-ой.
С. Б. : На самом деле уже 10 лет прошло. Но мы там пообщались, а вот в связи с нашей совместной работой — это было года 2-3 назад.
А. Х. : Петр — это твоя идея?
П. Н. : Нет. Ребята мне позвонили. Паша Мельман нас познакомил. Мы сначала писали передачу, ток-шоу было. Мне очень понравилась эта идея. А потом, в принципе, если ты видишь, когда есть какая-то вещь, которая начинает работать. И есть ребята, слабослышащие и глухие, которые живые, совершенно чудесные, которые готовы общаться; и ты тоже понимаешь, что тебе интересно общаться с ними. И не просто пообщаться, а что-то сделать, то, что называется «замутить». Я этому очень рад! Так что — вот такая вот замечательная заварилась каша.
А. Х. : С твоей стороны, конечно, никаких сомнений не было? Стоит ли?
П. Н. : Нет, был момент, так сказать, просто благотворительности. Просто благотворительность — одна такая сторона, а потом я познакомился с людьми, и они мне очень понравились. И уже вторая сторона – то, что мне просто приятно и интересно с этими людьми что-либо делать.
А. Х. : Несколько слов о театре. Театр уже не молодой – уже в следующем году 15-летие театра. В нем играют актеры неслышащие или же слабослышащие?
С. Б. : Есть слабослышащие, есть с полной потерей слуха.
А. Х. : Но все они профессиональные актеры?
С. Б. : Они профессионалы. Они выпускники Российской государственной специализированной академии искусств. Это единственный ВУЗ в мире, который выпускает людей с ограничениями по здоровью. Они все актеры с высшим образованием. Нас даже приглашали в Глазго в Шотландию, мы давали там мастер-классы, показывали спектакли. Там открывался первый пробный курс неслышащих актеров, которых набрали там. В Европе такого нет. И вообще в мире такого нет. А наши ребята показали там пример. И мы продолжаем это дело, потому что аналогов в мире такого профессионального творчества глухих людей не существует.
А. Х. : А песня «Крылья» была предложена Петром, или, Сергей, ты выбирал песню?
С. Б. : Нет. Пришел Павел Мельман и сказал: «Петр был у вас на спектакле, и ему очень понравилось. И вот, есть песня «Крылья», у которой нет клипа».
П. Н. Вот это была единственная песня, у которой не было клипа. Паша умеет делать дела.
С. Б. : Говорит, послушайте — как она вам? Я послушал, говорю классная, интересная и с юмором. И у нас появились общие идеи и дальше уже работали со сценарием. То есть я не выбирал — она была единственная и неповторимая дана.
А. Х. : Но вот сейчас, когда смотришь и слушаешь — понимаешь, что все совпало. Что вот так и должно было быть, и эта история, которая там рассказывается… Вот сюжет, кто этим занимался?
С. Б. : Сюжет основан на реальных событиях. Все истории взяты из реальной жизни. О сложности взаимоотношений слышащего и неслышащего мира. Где-то мы подрехтовали, что не один в один такие истории, но они — собирательные образы. И когда неслышащие люди это смотрят, они говорят: «О! Ведь у меня тоже вот так и было!». Сценарий писала Ксюша Зуева – режиссер клипа и сценарист. На последнем «Кинотавре» она дебютировала со своим полным метром. Она молодая и перспективная, набирающая популярность и опыт, и все остальное. У нас есть еще совместные задумки с ней. Вот она написала сценарий, и это было непросто: ей нужно было погрузиться во всю эту историю.
А. Х. : Роль для Петра специально прописывалась?
С. Б. : Да мы очень хотели, чтобы Петя был с нами, это бы добавляло и социальной значимости, и было бы живо – сняться в такой истории в таком клипе, в окружении неслышащих людей.
А. Х. : Без музыкальных инструментов в бассейне с полотенцем.
П. Н. : Без вот этого всего, что мы сейчас видели в «Золотой рыбке».
А. Х. : Без шубы, без мехов.
П. Н. : Я вот обычно без мехов стараюсь не выступать (смеется).
А. Х. : Ты тоже, я так полагаю, не все три дня присутствовал на съемках?
П. Н. : Нет. Я рано утром приехал. У меня совсем маленькая сценка. И это заняло часа три где-то.
А. Х. : И потом ты уже увидел готовый вариант?
П. Н. : Ну, какую-то промежуточную версию мне сначала присылали.
А. Х. : Твое первое впечатление, вот, какое?
П. Н. : Мне сразу показалось, что социальный аспект очень велик. Еще по сценарию, очень не хотелось, чтоб все свалилось в какую-то назидательность. Ксюша сказала, что мы от этого уйдем. И это удалось. Не было, что вот плохие люди и им будет плохо, а вот хорошие и им будет хорошо. Удалось все это с нивелировать и сделать из этого художественную историю, где передается именно эмоция, а не факт. Это удалось, и это здорово! Очень классно вплетены кадры из «Недослова», они являются своего рода цементом всего этого. И именно уходом в абстракцию, которая позволяет прочувствовать, понять, что-то свое, своего рода воздух. Именно этим воздухом и являются кадры «Недослова».
А. Х. : Сереж, очень прошу тебя рассказать небольшую историю театра «Недослов». Как ты оказался в этом театре?
С. Б. : 2003-й год это был выпуск первого курса неслышащих актеров Российской государственной специализированной академии искусств. Всем стало очевидно, что никто не хочет уходить просто так в никуда, ведь трудоустройством неслышащих актеров никто не занимается. У них было несколько спектаклей, они решили их сохранить, договорились с Академией, она позволила этому театру существовать. С тех пор он и начал жить своей жизнью, пока не стабильной. Курс выпустился, и многие разбежались – у всех своя жизнь, свои семьи. Следующий курс выпустился, опять со своими дипломами, и снова разошлись. С моим приходом эта практика прекратилась и, наконец, появилась более-менее сбитая труппа, которая уже не менялась долгое время. Я там совсем недавно. Я, можно сказать, случайный гость, но это счастливый случай, который свел меня с театром. В тот момент я постоянно менял свой образ жизни.
А. Х. : Важно сказать, что ты профессиональный режиссер и актер.
С. Б. : Да. У меня есть режиссерское образование, у меня есть актерское образование. Я закончил Саратовскую государственную консерваторию, театральный факультет, курс Риммы Беляковой. Если Римма Ивановна смотрит: «Привет большой!» Это было в Саратове, потом в Москве мой путь продолжался как организатора корпоративных мероприятий. Долгое время креативным директором, совладельцем и генеральным директором. Мне все это очень надоело, потому что я не ощущал социальной ответственности, которой мне не хватало в моем деле. Я бросил этот бизнес. Совсем. И думал — чем мне заняться. Моя супруга работала в «Недослове». Она режиссер постановщик и хореограф. И в какой-то момент директор «Недослова» отказался от театра и ушел. И начали искать – кто же станет директором: «Пожалуйста, кто-нибудь станьте!» В этот момент я сказал: «А давайте я» «Давайте, хотя бы номинально на бумаге» Ну почему же на бумаге, решил я. Я знал, что такое театр, что такое ведение проекта, я влился. Второй сезон я уже являюсь директором театра.
А. Х. : Собственной площадки у вас нет, но есть постоянная?
С. Б. : Да, нам предоставляет помещение все та же Российская государственная специализированная академия искусств, в свободное от учебы время. Нам дают возможность выступать. Мы постоянно играем спектакли там. Где-то восемь спектаклей в месяц.
А. Х. : Это здорово. А сколько человек сегодня в труппе театра «Недослов»?
С. Б. : Тридцать один человек. Это включая всех актеров, которые неслышащие. Плюс педагоги и режиссеры. Педагоги преподают в Академии и вместе с тем преподают в Щукинском училище. Очень много Щукинских выпускников среди них, и это дает огромную базу нашим актерам.
А. Х. : Очень важно рассказать, что постановки театра «Недослов» не только для слабослышащих и неслышащих людей.
С. Б. : Я бы сказал, они для всех. Если это драматический спектакль, актеры играют на русском жестовом языке. Но всегда есть синхронный перевод – в зале сидят актеры-дикторы. Есть озвучка, это первое. Второе – есть пластические спектакли, которые не требуют никакого понимания языка. Мы за рубежом их показываем, и иностранцам все понятно без слов. Это тот самый язык театрального искусства, который понятен всем без исключения. И большинство зрителей нашего театра — это обычный слышащий зритель. Неслышащие зрители бывают реже в силу недоступности, даже при символической стоимости билета в 500 рублей, они не могут себе позволить: маленькие пенсии и так далее. Сейчас мы получили президентский грант на прокат нашего спектакля, и вход будет свободным для всех весь сезон. Вот это уже событие для глухого мира, потому что тысяча человек получит возможность посмотреть в Москве наш спектакль. Петр был у нас на спектакле и, думаю, он может поделиться впечатлением.
П. Н. : Я бы хотел отметить то, что можно ли связывать то, что у кого-то из ребят полностью ограничен слух или полная потеря, но мне кажется идет потрясающая компенсация этого, точнее «компенсация» не очень правильное слово, точнее переход этой энергии, которая выражается жестом, экспрессией, наполненностью образа. Удивительно, но игра актеров выглядит совершенно по-другому – она более яркая, чем у обычных драматических актеров. Здесь идет акцент на пластику и мимику, и это не оставляет равнодушным! Это для всех!
А. Х. : И в клипе «Крылья» вы увидите, что именно игра неслышащих актеров гораздо выразительней!
П. Н. : Чем моя точно! (смеется)
С. Б. : Я часто привожу пример: мы бываем на театральных фестивалях наряду со всеми. Мы не отстраняемся и тяготеем к обычному профессиональному театру. Критики часто говорят о нас: «Вот, надо у них поучиться тому, как они с партнером работают!». Потому что слышащие актеры могут сказать реплику и не отдать эту энергию своему партнеру, а наши ребята должны иметь связь – это театральные постулаты. Театр – коллективное искусство, и для них партнер это самое главное, они не существуют сами по себе. И это обогащает эмоционально сам спектакль.
А. Х. : Друзья, давайте посмотрим клип. Петр Налич и театр неслышащих актеров «Недослов» «Крылья».
А. Х. : Сергей, расскажите о ближайших планах, о новых постановках. Наверняка, есть что рассказать?
С. Б. : Есть. Планов громадье. Начну с дальних планов: у нас есть задумка продолжить наше совместное творчество с Петром и сделать художественный фильм, полный метр, мюзикл. Сейчас мы уже работаем над сценарием, где всю музыку напишет Петр, где сыграют наши актеры.
А. Х. : Петр сделает это легко! Уже огромное количество спектаклей поставленных на его музыку, фильмы, мультфильмы.
С. Б. : Собственно, идея не на пустом месте родилась! Такая совместная работа нам предстоит. Этот клип предварял – репетиция. Надо было попробовать, пристреляться. С радостью сообщаю, что мы едем на гастроли, спонсором которых выступила коммерческая компания, за что им огромное спасибо и низкий поклон. Они даже не спонсоры, а «жертвователи» – они пожертвовали безвозмездно. Мы едем на Дальний Восток и сыграем: в Благовещенске, Хабаровске и Владивостоке. Это третье, пятое и седьмое октября. И первого октября мы сыграем на Космодроме «Восточный» для сотрудников Космодрома. Это уникальная история: мы привезем туда наш новый спектакль – последняя премьера «Здесь птицы не поют…» по военным песням. Эта работа получилась крайне эмоциональной. Я приглашаю всех на этот спектакль, поскольку вход туда будет свободным, ведь, как я говорил, — мы получили на него президентский грант на прокат в течение всего сезона, и мы будем играть по два спектакля в месяц. Сейчас мы готовим заявки и на другие гранты, также сейчас готовится премьера еще одного спектакля по песням Гарика Сукачева. Игорь Иванович дал свое предварительное согласие. Этим спектаклем мы хотим отметить наш пятнадцатилетний юбилей.
А. Х. : Сереж, прости, что перебиваю. Это будет инсценировка песен?
С. Б. : Да. Это пластическо-драматический спектакль, где будет советский двор начала 80-х: новостройки и напротив — старая жизнь, где все семейные драмы: влюбились, расстались, спились – все происходит в этом маленьком дворе. Песни с окраин. Мы собрали сборную солянку из разных альбомов, но это все «хитовые» песни. И это будет спектакль с сюжетом, где будет развитие персонажей и их характеров. Все начинается с любви, «О чем поет гитара» — это будет лейтмотивом. Больше пока рассказать не могу, так как режиссеры еще думают над деталями. Уверен, это будет очень яркой работой.
А. Х. : Сереж, надо наверное назвать сайт, где можно следить за гастрольным графиком и где даты премьер.
С. Б. : У нас есть сайт – www.nedoslov.ru. Если вбить по-русски в любом поисковике, то выпадаем только мы, других «недословов» просто нет. Там есть репертуар, афиши, события, есть подробное описание того, как театр родился, есть «вопросы и ответы», потому что многие интересуются – «а как, вот, неслышащие приходят туда, что они слышат, а как слышащие понимают о чем речь?». Мы с удовольствием на них отвечаем. Мы начинаем свой путь в большой экран, большие эфиры и готовы рассказывать об этом. Об этом нужно знать. «Недослов» — социально-значимый проект и можно назвать его социальным бизнесом. Моя задача, как директора, сделать так, чтобы ребята своей профессией зарабатывали себе на жизнь. Сейчас помимо спектаклей, репетиций и гастролей у них всех другая работа – кто-то по ночам гвозди делает, кто-то в Ашане сидит на кассе или в кладовой. Но это не то, чему они учились, это то — что им государство пока дает. Мы будем рады видеть зрителей на спектаклях! И заходите на сайт — там максимально полно представлена информация о нас, и сейчас мы еще сделаем так, что билеты будут продаваться онлайн. Сейчас пока только бронирование, и, когда люди бронируют, они часто не приходят, и потому — часто полупустые залы, при том, что мы часто отказываем многим. У нас маленький зальчик – 45 мест. И заполнять его не составляет труда, но из-за этой системы мы страдаем пока, сейчас мы приводим это все в божеский вид.
А. Х. : Я хочу узнать, а как ты общаешься с актерами? Есть переводчик или ты уже познаешь постепенно?
С. Б. : Я пока очень медленно познаю – мало времени, занимаюсь театром. Есть переводчик. Кто-то из ребят читает с губ, у кого-то есть остаточный слух, и они меня слышат. В Советском Союзе их называли глухонемые, они не немые! Они все разговаривают и достаточно внятно, и их можно понять. Они не слышащие, но говорящие – их можно понять. Есть международный жестовый язык, который строится на пантомиме и можно понять без слов понять друг друга. Но я обещаю, что буду учить!
А. Х. : Петр я должна к тебе обратится с вопросами! В первую очередь: где тебя в ближайшее время могут увидеть поклонники оперного творчества?
П. Н. : В Гнесинском студенческом оперном театре продолжается сезон – мы делаем «Травиату». Будет «Альфред», «Волшебная флейта» в октябре и в декабре — «Богема». А так, сейчас есть интересный проект – «иммерсивный театр». Когда идет погружение в полный рост. И сейчас мы репетируем иммерсивную оперу. Это будет «Пиковая дама». Больше подробностей не могу сказать – там все очень таинственно и загадочно. Но это получается мощная и большая история.
А. Х. : Романсы и песни Утесова…
П. Н. : Кстати, да! Пятого октября в Доме архитекторов буду петь камерный репертуар – романсы Глинки и Даргомыжского, ну, и немножко Чайковского. Академическое исполнительство — это большая часть моей жизни, но и не академическое тоже, то есть все совместно. Утесов и неаполитанские песни — это на грани – их пели и эстрадные певцы, как Клаудио Вилла, или классические, как Лучиано Паваротти. Эти песни гибкие, как пластилин – их можно исполнять как камерным трио, так большим оркестром. И всю жизнь, пока голос есть, я буду их петь.
А. Х. : Здесь романс, здесь оперную арию…
П. Н. : Да, он переходит в арию, она в неаполитанскую песню, потом Утесов, потом уже мои этнические песни экзерцисы и так далее.
А. Х. : Ты вот такой скромный, а ведь в интернете идет сбор денег на запись нового альбома. Давай об этом расскажем.
П. Н. : Мы уже собрали 440 тысяч рублей, нужно 600. Мы уже записали часть на Мосфильме, причем писали на пленку. Там восстановлено замечательное оборудование. Думаю все,  кто занимался звукозаписью — поймет, а кто не занимался, поймет, почему им так нравятся старые записи – они писались на пленку в аналоге. Часть уже записана, часть уже в сведении. Продолжаем сбор средств на planeta.ru, так что заходим и проходим, и заходим (смеется).
А. Х. : Так, чтобы поскорее услышать новый альбом Петра, принимаем участие!
П. Н. : Называется «Отражение в лужах». Есть вещи, которые объединяются по настроению, есть которые — по звуку. Я постараюсь это сделать в одном фантазийно-отвлеченном настроении, может там будет меньше веселых ироничных текстов, как я люблю, а будет больше чего-то музыкального, звукового.
А. Х. : Мы будем ждать выхода твоего альбома и презентации! Спасибо тебе большое! И спасибо за то, что в студии у нас сегодня оказался Сергей! Мы тебе желаем удачи! Приходите на его концерты! Также заходите на сайт театра «Недослов»! Передаю большой привет коллективу театра! Удачи!
П. Н. и С. Б. : Спасибо!

Email

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать анонсы спектаклей и новости о нас

Наверх

АКТЕРЫ

ЕВГЕНИЙ ЕРОВЕНКОВ
ЕЛЕНА БИДНАЯ
СЕРГЕЙ СЕРЕГИН
АЛЕКСАНДР АРЧЕБАСОВ